biel

Верхний пост: обо мне и этом журнале

Здравствуйте!:)
Меня зовут Екатерина, и этот журнал - обо мне, о моей жизни, моих мыслях и интересах. Поскольку я думаю о многом и интересуюсь самыми разнообразными вещами, в моем блоге мирно сосуществуют посты о путешествиях, искусстве, политике, общественной жизни и посты в стиле "что Кейти делала", "что Кейти чувствует" и "что Кейти думает". Должна признаться, что последних ощутимо больше в силу того, что я люблю получать удовольствие от каждого дня и радоваться мелочам не меньше, чем событиям грандиозным, и с радостью пишу об этих мелочах. 
Совершенно точно вы не встретите здесь перепостов, рекламы и копипастов.
Политика ведения журнала проста: я пишу, читаю комментарии, отвечаю на них, а также комментирую и читаю своих френдов. Записи friends only присутствуют.  Если вы хотите, чтобы я добавила вас в друзья или просто хотите познакомиться и пообщаться, то я буду рада, если вы отпишетесь в комментариях к этому посту. Это особенно актуально сейчас, когда боты атакуют :) Очень хочется понять, кто же все-таки настоящий)

Collapse )
classic

Олимпийское гадание для абитуриентов

В 2007м я поступала в МГУ. Это было страшно, и я придумала себе немного странный мотиватор-гадание. Как раз тогда проходила олимпийская жеребьевка: выбирали город, который будет принимать XX Зимние Олимпийские игры. Еще ничего не было ясно, когда я загадала, что, если выберут Сочи, то я непременно поступлю. После второго экзамена я узнала, что конкурс выиграл Сочи. Через неделю или две я узнала, что зачислена :)

7 лет прошло, поверить не могу!

classic

(no subject)

Очень хочется абсолютного доверия. Нет его? Есть. Клянусь, есть. У меня такое было. Это удивительное счастье, когда можешь рассказать человеку абсолютно все, и это взаимно. Ты или твой собеседник, кому ты так доверяешь, не живут намеками, не играют на полутонах. Если сейчас нет сил, времени или уверенности в том, что ты хочешь что-то рассказать, ты точно знаешь, что тебя поймут и поддержат. Ты можешь промолчать, но сделать это прямо. Я благодарю Бога, что у меня есть такой друг, уже 10 лет.

Как же я ненавижу 6 февраля. Since 2006.

horse

(no subject)

Думаю о том, почему так бывает, что люди начинают воспринимать то хорошее, что ты делаешь для них, как должное настолько, что перестают это замечать и ставить во что-то. Все начинается с любви: ты делаешь приятное, потому что хочешь порадовать человека, поддержать и вдохновить. Если у него случаются проблемы, ты подолгу выслушиваешь его, даже если он повторяет сотни раз одно и то же. Ты берешься помочь ему в его делах, облегчить его жизнь, освободив для него его же время ( и заняв свое), ведь ты думаешь, что он занят гораздо больше, чем ты. И вот все это длится и длится, день за днем ты искренне веришь в него, подбадриваешь и чистишь мандарины, потому что сам их чистить он не любит. Но вдруг неприятность случается у тебя. Или беда. Но ты такой сильный и храбрый человек, что ты не просишь никакой помощи, кроме как немного ласки и снисходительности, пока не решишь свои проблемы, и пока тебе грустнее, чем обычно. Но внезапно замечаешь, что ты словно уже не имеешь права ни на грусть, ни на слабость, ни на ласку и заботу. Ведь ты столько времени был вдохновителем, жилеткой и ассистентом, что любые другие чувства и движения тела выходят за рамки установленных правил игры, а потому вызывают лишь раздражение, пусть даже не осознаваемое, но, увы, заметное, даже если хочется не замечать.
Как же хочется любить и быть хорошей, сделать счастливым того, кто дорог. Но, ради всех святых, кто же сделает счастливым тебя? И, пожалуй, все это лукавство - речи про альтруизм, бескорыстие. Давно доказано, что даже самый бескорыстный альтруизм где-то в глубине души, на самом ее дне, хранит постыдное желание, что однажды все добро вернется и однажды тебе непременно ответят тем же.
reader

Айн Рэнд "Мы живые"

Это не первое произведение Айн Рэнд, в которое я погрузилась, но, признаться, именно оно оказалось для меня самым сильным. Возможно, потому что то, что описывает автор в этом романе - часть моей истории, часть истории моей семьи и моей Родины. Та часть, за которую мне стыдно и очень больно.
Я всегда избегала подробного изучения событий начала XX века, никогда не задумываясь о том - почему. Теперь, даже осознавая типичный для творчества Рэнд максимализм, я знаю, почему - потому что слишком страшно, невыносимо. Айн Рэнд достигла своей цели, доказывая ущербность и невообразимую низость и жестокость коллективизма и методов, которые были избраны большевиками, - читая, я мечтала придушить собственными руками революционеров. Не за революцию, нет, а за то, во что они превратили страну, чего лишили ее и что они сделали с теми светлыми головами, талантливыми и образованными людьми. Я абсолютно убеждена, я знаю и вижу, что плоды действий власть имущих Советов мы пожинаем до сих пор, хотя номинально СССР давно не существует. Грубость и ограниченность - все то, что мы видим сейчас - вот результат массовых репрессий начала XX века, и той чудовщиной безвыходности, которая искусственно была создана и в некотором смысле являлась геноцидом интеллигенции, дворянства и даже зажиточного крестьянства. Айн Рэнд удалось описать это по-настоящему глубоко и сильно на примере истории двух семей и так или иначе связанных с ними людей.
Я всегда восхищалась художественной способностью Айн Рэнд описывать пейзажи и окружающее героев пространство так, что они являются полноправными персонажами ее романов. Рэнд часто делит все на черное и белое, без компромиссов, но она никогда не бывает слишком прямолинейна в своих описаниях. Я считаю одним из высочайших ее талантов умение говорить о главном, указывая на казалось бы косвенные детали: запахи, цвета, движения тела, освещение и, на первый взгляд такие случайные и незначительные, действия героев. Но намеки ее так ясны и так точно передают атмосферу и настроение, что книги Рэнд не получается просто читать, их проживаешь - от начала и до конца.

classic

(no subject)

Я взрослею или старею.
Мы с М. каждые выходные уезжаем за город. Шум города, его сырость и грязь остаются позади, и мы приезжаем в тихий мир, где деревья укутаны снегом, и в прозрачном воздухе серебрятся снежинки.
М. разжигает огонь в камине, и дом наполняется теплом. Мы зажигаем свечи в фонарях, которые отбрасывают узорчатые тени на стены, и ужинаем, глядя сквозь окно на заснеженный сад.
Мы ложимся спать и просыпаемся в такой нежной тишине, которая может быть только в загородном доме, и нигде больше.
И каждое воскресенье перед отъездом в Москву мы говорим о том, как не хотим возвращаться, и что мы легко могли бы жить за городом,если бы не... На самом деле "не" всего лишь одно: работа. Выехать в театр или на выставку раз в неделю не представляется сложным, но ездить каждый день в офис по московским пробкам - это не столько утомительно, сколько затратно по времени. Я стала так жалеть свое время, потому что невыразимо многое хочется сделать, и иногда жаль даже полчаса на толкотню в метро или на дорогах. Но от Москвы я стала уставать. Этого ощущения нет в Шанхае, о котором я , пожалуй, могу говорить бесконечно. Несмотря на то, что он динамичнее и значительно больше Москвы. он спокойнее и там дышится легче... Впрочем, о нем я напишу и еще не раз. А сейчас я думаю о том, что когда-нибудь мы переберемся за город, и о том, что Москва стала совсем другой.

дача
biel

(no subject)

Никак не могу решить, продолжить ли вести этот блог или переместиться в другой. Какой-нибудь. Где-нибудь.
Писательства стало очень не хватать. Окололитературной и публицистической отдушины. Но, перечитав несколько страниц этого старого доброго блога, поняла, что поезд так давно ушел вперед, что пропастью покажется все то не описанное за два года, несмотря на мои краткие появления здесь.
Поскольку здесь еще есть мои друзья и читатели, мне бы очень хотелось узнать Ваше мнение. Продолжать ли? Или вы придете ко мне в другой блог?:)
candles and the sand

(no subject)

Шесть лет назад, где-то между китайгородской стеной и "Метрополем", в теплый весенний день, я вдруг остановилась. Я была нагружена тяжелыми сумками, полными книг, только что купленных в "Библио-Глобусе". Я остановилась не от их тяжести, и не от усталости: я внезапно решила, что буду поступать в МГУ. И точка. Это было твердое решение, и оно было полно веры, непоколебимой минутными сомнениями в перспективности этого предприятия. Через три месяца усиленного штудирования учебников по математике я выдержала вступительный экзамен. И, легко преодолев последние два - сочинение и биологию, я поступила. Я помню, как шла с публичного зачисления по Воробьевым Горам, и не чувствовала ничего, кроме усталости. Я сделала тогда такой большой шаг, но, совершив его, я не ощущала его значимости.
6 лет учебы и работы в режиме нон-стоп пролетели незаметно. Так быстро, что трудно поверить. Было сделано много, и, быть может, не все, что возможно было бы осуществить. Но завтра - дата защиты моего диплома. Чувствую ли я себя счастливой и свободной? Признаться, не чувствую ничего снова, кроме безграничной усталости. Я бы хотела забыть обо всем, и уехать на старую дачу, или на Миконос. Не думать ни о чем.
Словно бы достигнута некая контрольная точка, за которой больше нет опоры, и раньше был путь, тропа, а сейчас она обрывается, и за ней открывается бескрайнее поле, дикое, невспаханное и некошеное.
biel

Shanghai

- Смотри! Ты удивишься, сейчас моментально рассветет! - сказал мне мой попутчик, и мой дорогой друг (хотя тогда мы и были едва знакомы). Я прилипла к иллюминатору. Солнце выпорхнуло из-за облаков, откуда-то снизу. Нежно-розовый, акварельный рассвет окрасил небо. Ночью мы не сомкнули глаз. И когда самолет приземлился, и мы оказались в аэропорту Pudong, я с трудом соображала и говорила. Но даже засыпая в машине, по дороге в отель, я видела это солнце в легкой дымке тумана и смога, зеленые деревья (хотя была уже середина ноября), хитросплетения безупречных дорожных развязок и окраины Шанхая. И, наверное, я полюбила его в одну из тех минут. А, быть может, еще раньше.
Едва добравшись до номера в отеле, я поняла, что надо поспать хотя бы пару часов перед встречей с моим помощником Фэном. Я приняла душ, прилегла на постель и тут же уснула. Я проснулась от звонка Фэна, естественно, все проспав. На голове была катастрофа, потому что я заснула с мокрыми волосами, и пришлось зачесывать их набок, чтобы не было заметно, как они странно примяты подушкой с одной стороны.

Фэн на этот раз оказался безупречно одетым и идеально красивым, и я застеснялась своего хаоса на голове. Но, даже несмотря на свою странную прическу, я была голубоглазой блондинкой в Шанхае, поэтому все время я была под прицелом фотокамер местных. И это при том даже, что Шанхай полон иностранцев, и считается очень европейским городом в Китае (историю Шанхая я вам обязательно расскажу в одном из постов).
Мы обсудили с ним дела, и решили погулять. И теперь начинается все самое сложное с точки зрения литературы. Фотографии, дескрипции, пространные фразы никогда не смогут передать всей красоты, атмосферы этого города. Его небоскребы, вся его индустриальность, соседствующая с ар-деко и даже классицизмом, настолько прекрасна, уютна и гармонична, настолько легка и светла, настолько к месту, что ты не представляешь, как может быть иначе.
Среди огромных бизнес-центров затаились старинные и современный сады, построенные по древним правилам фэн-шуй, с камнями, вечнозелеными растениями, мостиками, водопадами и прудами с золотыми рыбками.

В этом деловом мегаполисе не ощущается нервозной спешки, которая есть в Москве, например. Здесь все успеваешь за гораздо меньшее время, и это так странно и необычно. И почему-то все делается так спокойно... Я никак не могла уловить, почему, что изменилось во мне в Шанхае. И потом я поняла, что здесь будто перестали существовать проблемы как таковые. Здесь все было именно задачами, требующими решения, но отнюдь не проблемами в негативном смысле этого слова.

Через пару дней я шла по набережной Хуанпу, по банду. Было прохладно, я куталась в свой плащ, смотрела на огни небоскребов, шанхайскую Жемчужину, и вдруг впервые в жизни поняла, почему люди приезжают куда-то на неделю, и внезапно остаются в этом месте навсегда, пусть даже нелегалами. Они моют полы, работают сутки напролет, разгружая контейнеры, и не хотят ничего менять. Я подумала, что это первый город на этой земле, в котором я действительно захотела остаться. Я была частью всего, и все здесь было частью меня. Я была абсолютно, безусловно, беспричинно счастлива. Все в тот момент было идеально, все было на своих местах. Я не уверена, что когда-то в своей жизни я была счастливее, чем в тот момент.

P.S: LJ все еще отвратно работает. Поэтому фото в этот раз не будет)
never look back

(no subject)

В сентябре прошлого года, спустя шесть лет работы в одной компании, я собралась с духом и ушла оттуда. Перспектив там больше не было, невыразимо хотелось двигаться дальше. Хотелось денег и карьеры, но хотелось при этом, чтобы было интересно, чтобы было куда двигаться. В итоге меня пригласили на работу в несколько мест: среди них был известный крупный банк, телекоммуникационная компания, торговый дом-импортер и всем известный холдинг Озон, в который входит и интернет-магазин всего, и бюро путешествий и, поверьте, много чего еще. Там была хорошая зарплата, хорошие финансовые перспективы и отличные условия труда. Но очень специфический коллектив. Внешний ли пафос, корпоративная культура компании или что-то еще сыграло свою роль, или же такого рода работа с корпоративными клиентами (а именно - масса переговоров по программам сотрудничества, которые имели роскошное финансовое обеспечение, но, по сути своей, было воздухом) очень быстро привели меня в уныние. Я приходила домой абсолютно измотанная и ложилась спать. Я уставала и все больше понимала, что это не мое, что я зря попыталась уйти от внешней экономики, которая так привлекала меня, и к которой я пришла совершенно случайно. Вы решите, что я сумасшедшая. Но тогда же мне подвернулся новый проект, рискованный и случайный. Для моих знакомых (и клиентов по совместительству) нужно было организовать производство товаров в Китае и последующий импорт в Россию. Когда это предложение поступило от них, я за три дня сделала визу, купила билет на самолет, забронировала отели в Шанхае и Нинбо, и была абсолютно уверена, что надо лететь.
Я планировала взять выходные и три дня отгула, решить все молниеносно, как я умею, и вернуться на работу, чтобы и дальше пытаться понять, остаться там или нет. Но за день до вылета мой начальник вызвал меня к себе и сказал, что завтра в 6 у нас важнейшие переговоры по баснословно дорогому проекту с одним колоссально богатым и крутым клиентом. В моей голове стремительно проносились мысли: переговоры в 6 на Чистых прудах, самолет - в 9 15 в Шереметьево. Не успеваю. Я судорожно соображала, как быть. Вечером я встретилась с другом, обсудить кое-что о Шанхае, и половину нашей короткой встречи пыталась поменять билет хотя бы на рейс с пересадкой. Ничего не выходило. В итоге я улетела неделей позже. Я договорилась с руководителем и упорхнула в Шанхай. Стоило шасси оторваться от земли, как я почувствовала невообразимую легкость. Начиналось что-то очень важное, интересное. И я была абсолютно свободна.